Акимова Гульнар Рустамовна (gulnarr) wrote,
Акимова Гульнар Рустамовна
gulnarr

Пресс – конференция лидера «Народного фронта» Саратовской области Мальцева В.В. по «делу Кутузова».

Оригинал взят у vvmaltsev в Пресс – конференция лидера «Народного фронта» Саратовской области Мальцева В.В. по «делу Кутузова».
15.11.2013г                                                            г.Саратов


Лидер «Народного фронта» Саратовской области Вячеслав Мальцев:
- У нас опять на повестке дня «дело Кутузова». У нас появились дополнительные сведения, набранные оперативным путём. Они подтверждают наши предположения о том, что дело желают сфабриковать, вернее, сфабриковали с самого верха. Я буду откровенно говорить о том, как это дело было сфабриковано, т.е. до этого я не говорил. Необходимо службе, которая у нас называется Федеральная служба безопасности, иногда давать результаты, поскольку нет никаких шпионов. Ну, по крайней мере, они их не ловят, мы их не видим. Основное их занятие, на мой взгляд, это бизнес и крышевание бизнеса – это на мой взгляд, моё такое мнение. Так вот им нужно иногда выдавать какие-то уголовные дела. Вот было сфабриковано уголовное дело по Кутузову, каким образом: т.е. понятно, что дело основанное на высказываниях можно сфабриковать только благодаря лингвистической, филологической, психологической экспертизе. Они обратились, как нам известно, в Федеральное бюджетное учреждение Саратовскую лабораторию судебной экспертизы Министерства юстиции РФ. Но там были посланы и были посланы по той простой причине, что это официальная организация, она не может работать по заказу, не может давать ложную информацию. И тогда они обратились в коммерческую структуру, которая дала всё, что им нужно. В заседании суда, одна из экспертов, Шажкова, сказала следующую фразу: «Мы работаем в интересах правоохранительных органов и суда на конкретный результат». Это сказала эксперт в суде, после чего судья вмешалась в допрос потребовав эксперта перефразировать под запись ответ. Ну как бы у всех диктофоны, можно сколько угодно перефразировать, но «слово - не воробей». Т.е. эксперт в суде фактически проговорилась, что работает на конкретный результат, который перед ней поставили. Адвокат обратился в то самое федеральное бюджетное учреждение - саратовскую лабораторию судебной экспертизы министерства юстиции (откуда были посланы ФСБешники) и был получен вот такой документ, который называется «экспертное исследование». Он приобщён к материалам дела, вы можете получить экземпляры, я вам дам. В этом экспертном исследовании говорится о том, что ни о каком преступлении не может идти и речи, поскольку слово «евреи» не произносилось, а мыслепреступления у нас, слава Богу, пока ещё не наказуемы. И вот здесь возникает серьёзная ситуация: судья приняла этот документ, но отказалась вызвать эксперта. А раз она отказалась вызвать эксперта, то мы можем попробовать сделать это сами, а эксперт как бы не хочет идти по вызову адвоката. Т.е. эксперту, по нашему мнению, было предложено федеральной службой безопасности или следствием, я не знаю кем, не ходить без вызова судьи. А судья отказывается. Это замкнутый круг! Есть доказательство, а использовать его в полной мере нельзя, потому что эксперт не предупреждён об ответственности о заведомо ложных показаниях. Мы же не суд, мы же не можем его предупредить, это можно сделать только в суде. Соответственно, это доказательство суд вполне может исключить. Исходя из того, что мы знаем, что получена жесткая команда – Кутузова осудить. Мы думаем, что делается всё в этом направлении? Зачем им нужен Кутузов? Я повторю ещё раз, я вижу, что многие журналисты ещё этого не поняли. Дело в том, что у нас ещё ни разу в РФ не привлекали никого за мыслепреступления. Нужно создать прецедент, нужно Кутузова привлечь за его мысли, поскольку слово «евреи» он не говорил, а значит привлекают за мысли и всё. А потом уже можно, используя этот судебный прецедент, сажать всех подряд. Можно говорить: «Этот мыслил об этом, этот – о том», - и использовать вот такие коммерческие экспертные учреждения, которые будут давать любое заключение, какое только заблагорассудится ФСБ. Напоминаю, что существует ст.29 Конституции «каждому гарантируется свобода слова и мысли», я напоминаю, что существует ст.49 Конституции «Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». И вот, когда мы видим, что заключение какой-то странного вида женщины, всей в наколках и невообразимого размера, является доказательством в суде, а заключение государственной структуры игнорируется. У нас возникают сомнения вообще в правосудности того, что там происходит. Вернее, у нас нет сомнений в неправосудности. Мы считаем, что судья Гоголева получила команду от своего руководства. Мы считаем, что есть громадное желание привлечь Кутузова - и это у них уже принципиальный вопрос. Изначально, почему пал на Кутузова выбор? Ну потому, что за него некому было заступиться. Ему 72 года, денег у него нет, адвоката ему дали того ФСБешники, ну который вообще даже в это дело не влазил - зачем ему? Т.е. его они сливали, сливали затем, чтобы он согласился со всеми доводами следствия и всё, спокойненько должны были его осудить и спокойненько дать условное или как угодно, и таким образом открыть дорогу в ад. Таким образом создать судебный прецедент привлечения за мыслепреступления. Но у них это не получилось, потому что мы вмешались. И вот здесь у меня второй вопрос, второй вопрос к гражданам, которые проживают в Саратовской области: «Ну что же, меня только одного интересует «дело Кутузова» ? Он мне что, сын?». Вот я трачу свои личные финансы, хотя я не миллиардер и не самый богатый человек в Саратовской области, я трачу своё личное время, я подчёркиваю, Кутузов мне не родственник и даже ранее не знакомы были мы с ним до этого дела. Почему меня касается то, что происходит в обществе, а всем остальным пофигу? Почему цианидом натрия, когда всё это зарождалось, Крутов только занимался и больше никто? Почему другие вещи, которые очень важны для общества и очень страшны для нас, почему этим занимаются только единицы, почему не подключается общественность? Почему люди, в конце концов, не подошли и не сказали: «Сколько надо денежек дать, чтобы помочь Кутузову?»? Вот это для меня загадка! Я подчёркиваю, что если Кутузов будет привлечён за мыслепрестепление, то потом мало не покажется никому! Мы уже видим, что сейчас к 20-летию Конституции путинцы ведут разговоры об изменении Конституции, что сейчас Верховный суд и Верховный арбитражный суд объединяют только с одной целью – чтобы внести в 9 статей Конституции поправки и таким образом открыть чехарду в изменении Конституции. Только для этого делается, больше ни для чего!

Адвокат Александр Иванов:
- Ещё очень интересный момент есть. Эксперты, которые провели ключевую экспертизу, о которой мы говорим - психолого-лингвистическая экспертиза - проведённая в обществе с ограниченной ответственностью саратовским бюро судебных экспертиз, вот Шажкова и Колуженина договорились до следующего: в частности, Шажкова, как психолог не пойми, какое участие принимала в лингвистике. В принципе никакого, как выяснилось. Но она сказала, что её базовые знания русского языка позволяют ей судить о том, что такое «идишь», «государство Израиль» и т.п. В школе у неё была хорошая отметка по русскому языку. Беда экспертизы в чём заключается: только два эксперта Шажкова и Колуженина утверждают, что Кутузов, я подчёркиваю, имел в виду евреев. И они строят из мыслей цепочку. В частности, Шажкова говорит: «Я как психолог строю себе строю такую логику: «идишь», «Дина Рубина», «Кац», а потом в финале «змеёныши» - всё это в отрицательной форме выражает негатив по отношению к евреям». На вопрос: «Почему вы так считаете?». Она говорит : «Вот Рабинович у них датический персонаж и Кац примерно такой же». Я говорю: «То есть из анекдотов вы так считаете?». Она: «Нет не из анекдотов, а вот общий ареал». Дочь Рохлина сидела в суде, Залкина допрашивали, они все сказали, что это не имеет отношения к евреям. Я спросил её: «Изменилось бы ваше мнение, если бы вы спросили о них». И она сказала: «Это было бы мнение конкретного человека, но в целом моё мнение осталось бы прежним. Он говорил именно о нации евреев». На вопрос: «Это ваше личное мнение?». Она: «Нет! Это моё объективное мнение, мнение как эксперта». Я: «А ваше личное мнение?». Она: «Своё личное мнение я вам не скажу,потому что это не относится к материалам дела». Хочу отметить вот что, когда я обращался за экспертным исследованием в лабораторию судебных экспертиз, кстати, где ранее работали Шажкова и Колуженина…

Вячеслав Мальцев:
- Их оттуда выперли!..

Александр Иванов:
- ... Я поставил первый вопрос ключевой, не так как ставили в экспертизе, а следующим образом: Высказывается ли о какой-либо национальности выступающий? Ответ: «Высказывается о таджиках и о русских!». Как у нас статья построена 282? «Действия, которые направлены на межнациональную рознь должны как-то выразиться в материальном мире вокруг, путём высказываний» об этом надо высказаться, мало об этом подумать, надо высказаться, это будет объективная сторона преступления и на основании этого можно будет установить умысел человека. Этого не сделал никто. Построили просто объективную цепочку, как Шажкова, которая просто расценила для себя, у неё вызывает ассоциативный ряд. Но ассоциативный ряд каждого человека – это глубокий субъективный критерий. И в результате сказано, что действительно высказывается о таджиках и о русских, нет никакой ненависти, вражды. А там вопрос поставлен иначе. И вот критерий постановки вопроса может давать всё что угодно. Но у нас не может быть экспертиза единственным доказательством, а ей придали следователи заведомо установленную силу, так как сам текст экспертизы включили в обвинительное заключение - и это вменили в вину Кутузову. Т.е. Кутузов виноват, что так думают эксперты.

Вячеслав Мальцев:
- Эксперты думают, что он думал! И в этом он виноват! Это главная его вина! Вы поймите, что если это всё прокатит, то каждый кто скажет, что «Вова педераст и гнида» будет привлечён к уголовной ответственности за то, что он оскорбил президента. «Он думал о Путине», - эксперты скажут. Он скажет: «Да нет я думал про Вову Палкина! Который вон там, сосед, живёт!». Они скажут: «Пофигу!»

Александр Иванов:
-У нас есть Калуженина и Шажкова. Они работают в интересах следствия и суда на конкретный результат. В соответствии с поставленными вопросами, а вопросы будут поставлены так: «А думал ли в тот момент, когда произносил эти слова о таком-то?». А эти скажут: «Да! Думал»


Вячеслав Мальцев:
- Конечно! Ассоциативный ряд! Потому что Вова, потому что педераст и потому что гнида! Все три ассоциации как раз будут!

Александр Иванов:
- И пятёрка по русскому языку! Обидно то, что так получается в суде, когда прикладываешь 100-процентные доказательства невиновности человека, но судья его принимает и кладёт в стопку. «Я его приняла, я его расценю в совещательной комнате». А в совещательной комнате скажут: «Так как он не предупреждён за дачу заведомо ложных показаний». И поэтому экспертное исследование и заключение эксперта – это два разных процессуальных документа. При экспертизе он предупреждается по 37 ст., а при исследовании – нет. Что нужно? Нужно позвать эксперта в суд и допросить его по протоколу, где он 37 ст. подпишет. Но суд эксперта не вызывает, в результате напишут: «нет оснований доверять экспертному исследованию такому-то, потому что эксперт не предупреждён об ответственности за дачу заведомо ложных показаний». И точка! А то, что это 100-процентное основание для прекращения дела по Кутузову – это тоже факт. Вот то будет - формальность, а это - существо.
Самое интересное, что материалам дела видеокассета, на основании которой проведена экспертиза , до сих пор находится в областном следственном комитете. Её Кулапов не передал по документам следователю районному, а районный следователь, не получив её по документам, провёл с ней все следственный действия, приобщил, осмотрел и отправил на экспертизу. И сейчас суд снял собственное удовлетворённое ходатайство фактически. Т.е. изначально удовлетворил ходатайство о вызове Кулапова, после чего областной следственный комитет прислал справку о том, что Кулапов в отпуске. Вернулись к этому вопросу. Я сказал, что настаиваю, суд сказал: «ну так как это будет затягивание процесса, надо отказать в удовлетворении ходатайства». Как отказать, если оно уже удовлетворено?


Вячеслав Мальцев:
- Это незаконно делать! Кроме всего прочего, те доказательства, которые представлены в суде: различные диски, видеокассеты, они имеют несовпадающие маркировки со всеми протоколами. Т.е. диск, на котором было написано «MIREX» записан в материалах дела, они вынимают диск, а это совсем другой фирмы диск, но на нём фломастером (маркером) написано: «MIREX».

Александр Иванов:
- Обычно это происходит при утрате оригинала.

Вячеслав Мальцев:
- Да потеряли оригинал! Т.е. очень несерьёзно отнеслись, потому что они не думали, что будет приличный адвокат! Они думали, что адвокат будет свой, который сольёт.


Александр Иванов:
- Ещё самое интересное, то, что я добился правды от Грищенко и Огнева. Это два представителя администрации, которые на перебой твердили, что слышали про евреев, в общем, давали показания. Но Кутузов у нас обвиняется, что по времени с 11.00 до 12.00 произвёл свои высказывания, а уведомление в администрацию пришло, что «пожалуйста, разрешите нам провести митинг с 12.00 до 12.30». Вопрос: «Кого они наблюдали с 11.00 до 12.00?»


Вячеслав Мальцев:
- Кроме всего прочего непонятно, где ФСБешник взял видеокамеру, которой снимал. Камера, которая даётся ему на работе, значит, она соответствующим образом должна быть выдана ему. Где он взял эту камеру – он пояснить не может, что это за камера- он пояснить не может. Полная ерунда!
Более того, я сегодня услышал, что у нас приличная судебная система. Что я могу сказать, на этот счёт? Оценить судебную систему может только специалист! Только юрист может оценить, насколько совпадает судопроизводство с УК РФ, с Конституцией РФ! То, что происходит сейчас по Кутузову – это не совпадает вообще ни с чем! Причём мы видим, что это тенденция, мы видим, что Гринписовцев за «пиратство» закрывают, что старика Кабалова судят за «угон воздушного судна», но в большей степени из-за старика, наверное, Кабаева судить тут всех за угоны, за пиратство и за всё остальное. Совершенно очевидно, что это тенденция кремлёвская. Выдумать то, чего нет! Как это выдумывается? Сидят определённые люди в кремлёвских кабинетах, которые к юридической практике, а уж тем более к юридической теории не имеют никакого отношения. Может быть, они доктора юридических наук, так называемые доктора кукольных наук, как Карабас Барабас. И вот они дают задание, а задание идёт сверху вниз. Получается как: те люди, которые могут выполнять эти задания, вот например Онищенко – санитарный врач, спрашивают: «А почему санитарный врач ушёл?», а никто не знает - почему он ушёл, а потому что он не всё мог выполнить. Он – санитарный врач, а ему говорят: «ты делай вот так», а он говорят: «Нет! Есть предел». Вот Вешняков у нас был по выборам. Ему говорят: «Мы его ругали», а он говорит: «Нет! Есть предел». Ему дают задание, а он говорит: «Я не могу напечатать 3 млн открепительных левых задней ногой, а потом чтобы эти открепительные использовали». Ну нет! А потом появился Чуров. Т.е. на каждом месте специалист заменяется тем «специалистом», который менее требователен к законам, менее требователен к себе. Он совершенно спокойно может принять любое решение. Поэтому вылетают такие, как Вешняков, Онищенко – не самые лучшие, но всё-таки специалисты. И они заменяются теми, которые готовы на всё, на любую поганку. Т.е. сейчас мы находимся в условиях полицейского режима. Я говорю: «Когда старика Кабалова затрахал старик Кабаев! И всех нас в том числе!»
Вот сейчас летели болельщики - наши два раза сажали самолёт, чтобы их высадить. Высадили! Что им там, штраф написали? В Германии их высадили, да? Написали им штраф, всё! Ну, т.е. нормальное цивилизованное государство! Понимаете, ну люди перепили, никого не убили, никого не повредили. Какие претензии есть? Вот штраф вам, оплатите за всякие неудобства граждан и всё. Это норма, так и должно быть! Зачем лишнего? Неотвратимым должно быть наказание, а не супержестоким! Если он совершает преступление. А если он не совершает преступление, как Кутузов, то нехрен и выдумывать!

Александр Иванов:
- Как Екатерина II говорила: «Лучше оправдать 10 виновных, чем осудить одного невиновного»…

Вячеслав Мальцев:
- Ну, это Вольтер! Она слова Вольтера говорила. Ну понимаешь, вот Путину подарили письма Вольтера. Я так понимаю, что не впрок пошло. Я в своё время взял письма Вольтера и высказывания из них и аналогичные высказывания Путина, прямо противоположные. Вот специально опубликовал!


Александр Иванов:
- Сидишь в процессе, всё закрыто. Ну не то что закрыто, как процессуально. Процессуально всё открыто. Вот идут люди по улице, и они же вообще абсолютно ничего не знают. Вот знаете беда в чём? Вот судят вот этого старика и каждое судебное заседание ему становится плохо, ему вызывают скорую. Судье это довольно неприятно делать, прокурору тоже. Но! Как бы машина сработала, а вы все - винтики получается. Но мы должны свою функцию выполнить ибо машина рухнет, если вынуть хотя бы один. Вот так и получается!

Вячеслав Мальцев:
- Я знаю одного человека, который работал в прокуратуре и был обвинителем. Вот он развернулся и ушёл из прокуратуры, после того, как был ряд таких процессов, где его заставляли поддерживать обвинение. Один из таких процессов он мне рассказал: когда был пастушок слабоумный, к нему подъехали представители наркоконтроля. Говорят ему: «Ну-ка пойди, принеси нам конопли». Он говорит: «Ну идите, нарвите сами». Они говорят: «Ну, ты чё!» - они как бандиты в кожаных куртках- «Иди принеси конопли!». Ну он приносит конопли. Они говорят: «Клади в багажник!». Он кладёт в богажник. Они ему: «На тебе денег!». Он говорит: «Да не надо мне денег никаких». Ну он слабоумный пастушок, пасёт скот. Они: «На тебе деньги! Сейчас получишь!». Ну он берёт эти деньги, он испугался, что его сейчас побьют. Они всё, его оформляют, что он там продал им конопли. И загоняют его в СИЗО. В СИЗО он заболевает туберкулёзом, в суде ему дают 5-летку. Пять лет за это дали! Понимаете?! Вот какая судебная система, вот такая классная. Вот мужик, которого отвезли сейчас в Минск с туберкулёзом в фазе распада, который был обвинён в убийстве и изнасиловании в Подмосковье. Его здесь у нас в больничке тюремной от туберкулёза лечили, а вчера осужден был настоящий убийца! А как получилось? Так, что настоящий убийца изнасиловал и убил бабу, стукнул по голове обухом её мужа, потом пошёл к будке с охранником и стал кричать: «Вон белорусы гастарбайтеры убивают и насилуют!». А потом свалил. Приехали менты. Вначале они не нашли где всё это произошло, и только утром, когда к ним этот мужик с разбитой головой приполз, они тогда стали какие-то следственные действия и розыскные мероприятия проводить. Они сразу же взяли белорусов, которые в двух шагах были, засунули им там, я не знаю, бутылки или чё они там с ними делали. Ну били электрошокером трое суток. Те дали признательные показания, их осудили. Просидели пять лет! Один заболел туберкулёзом, а этот скот, который убивал, убил ещё людей и на этом попался. Ну, если менты его посадили, ну наверное больше бы никто не пострадал. Если бы судья в судебном заседании руководствовалась «буквой закона», а не фигнёй всякой, то наверное тоже больше бы никто не пострадал. Ну почему же это происходит?! То есть у нас преступников назначают! И это очень страшно!





Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments