Акимова Гульнар Рустамовна (gulnarr) wrote,
Акимова Гульнар Рустамовна
gulnarr

Генеральная прокуратура готовит законопроект

Ужесточение наказания за коррупцию, в том числе и расширение количества квалифицирующихся таковое деяние действий, на мой взгляд, является весьма эффективной мерой, спорит аналитик ИХ «Финам» Анатолий Вакуленко. «"Закручивание гаек", прежде всего, призвано оказать психологическое давление на наиболее массовую прослойку — мелких чиновников, формирующих так называемую бытовую коррупцию. Именно бытовая коррупция выступает основным раздражителем населения, т.к. именно с ней приходится наиболее часто сталкиваться гражданам в различных муниципальных и госструктурах, — рассуждает он. — Ужесточение наказания должно заставить чиновника задуматься, стоит ли ему брать, условно говоря, взятку в размере 1000 рублей, которая может повлечь за собой не только огромный штраф, потерю должности и вероятность заключения. Либо ему более рационально дорожить репутацией и качественно исполнять свои обязанности, что позволит успешно выстроить карьеру на госслужбе. Учитывая весьма достойный уровень материальной компенсации чиновников и активизацию правоохранительных органов в вопросе борьбы с коррупцией, решение не брать взятку выглядит логичнее, чем брать».
Именно отсутствие возможности генерировать постоянный поток дополнительного дохода и возросшие риски чиновника быть привлеченным к ответственности приводят к существенному увеличению среднего размера взятки, отмечает аналитик. «По разным оценкам, за последние 4 года средний размер взятки в России увеличился в 33 раза, достигнув 300 тыс. рублей. Данная цифра весьма наглядно отражает тот факт, как госслужащие дорожат своей должностью и насколько высоко они оценивают вероятность быть пойманными за руку», — говорит он.
По мнению аналитика, описание случаев коррупционных деяний в Уголовном кодексе должно быть предельно конкретным и не допускающим возможности двоякого толкования. «Но даже в таком случае нет никакой гарантии, что правоохранительные органы не смогут вольно трактовать коррупционные случаи. К тому же сами чиновники не обязательно будут нарушать закон намеренно — в случае с нематериальной выгодой провести границу довольно сложно, поэтому ответственность должна быть не такой жесткой, как при получении денежной взятки», — полагает он.
Инициатива Генпрокуратуры — в большей степени это сигнал обществу о том, что высшие эшелоны власти понимают масштабы проблемы коррупции и готовы прилагать усилия для избавления от этого явления или его минимизации, полагает Анатолий Вакуленко. «Помимо социального, в борьбе с коррупцией есть и экономический аспект. В условиях сложной ситуации в экономике государство испытывает дефицит ресурсов на реализацию различного рода проектов, и борьба с коррупцией — это один из очевидных неналоговых методов эффективного использования средств казны и даже ее наполнения», — отмечает он.

«Парадокс, но в России нет коррупции, — возражает генеральный директор City ExpressАлексей Кичатов. — Во всяком случае, в классическом понимании этого явления, принятого в цивилизованном мире. В развитых демократических странах коррупция — вещь противоестественная, чужеродная, а у нас неотъемлемый элемент функционирования экономики и государства, без коррупции в них просто наступит паралич. К сожалению, путем применения каких-то превентивных мер коррупцию не победить. Уменьшить количество взяток, ужесточив наказание, конечно, можно, но ведь коррупция — это не только мздоимство. В Китае за коррупцию вообще расстреливают, но взяточники там, тем не менее, не перевелись. Здесь необходимы комплексные решения, затрагивающие общественное, политическое, экономическое устройство государства».

отсюда: http://expert.ru/2012/09/6/borba-s-borzyimi-schenkami/?n=66995
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments